Ирина грекова знакомые люди читать

Книга Знакомые люди - скачать бесплатно в pdf, epub, fb2, txt, И. Грекова

ирина грекова знакомые люди читать

В рассказах И.Грековой поместился весь XX век – его прожили, отлюбили и отстрадали ее герои. Творчество п. В рассказах И.Грековой поместился весь XX век – его прожили, отлюбили и отстрадали ее герои. Творчество писательницы вошло в золотой фонд. Книга И. Грекова "Знакомые люди" — купить сегодня c доставкой и гарантией по выгодной цене. И. Грекова "Знакомые люди": характеристики, фото.

На голосование можно выдвигать только две книги. Можно предлагать любые книги и зарубежные, и отечественные, в разных сочетаниях. Нельзя предлагать две книги одного автора. Предложения выдвигаются в течение 3-х дней участниками, имеющими доступ к данной опции. Выдвигая свои предложения, оформляйте их по следующей схеме: Ссылка нужна для того, что помочь куратору сделать сводный список для голосования кликабельным и тем самым облегчить выбор при голосовании. Предложения, оформленные не по схеме, учитываться не.

В КК действует запрет на все негативные высказывания о предложенных к голосованию книгах. В случае возникновения подобной ситуации, человек лишается права голоса в рамках данного сезона.

Обсуждать предложения можно, но исключительно в позитивном ключе. Голосование за книги для новых книжных сезонов начинается сразу после окончания внесения предложений и длится 4 дня. Из окончательного сводного списка предложений выбираются 10 желаемых книг и отправляются на личный почтовый ящик Куратора. По рассказам матери, отец в дворниках не ужился из-за своей большой культуры: Бросил он свою работу и уехал на Север, строить новую жизнь.

Гарусов так это понимал, что построит отец новую жизнь, решит все вопросы и тогда уже возьмет их с матерью к. Матери фамилия была Делянкина, а его — Гарусов, по отцу. Мать так и звала его по фамилии — Гарусов, а по имени редко, разве когда рассердится.

Мало у них было денег — только двести пятьдесят. Из чаевых мать иногда давала Гарусову на леденцы. Он покупал петуха на палочке и медленно, до самой щепки его обсасывал.

Ласкать-то она его особенно не ласкала. Разве что иногда сложит руки лодочкой, ладонями кверху, а Гарусов туда, в эту лодочку, с любовью сунет свое лицо. Помнить все подряд Гарусов начал с того дня, как мать получила письмо. Принял его он сам матери не было дома и даже расписался каракулей в разносной книге, хотя писать не умел.

Пришла мать, увидела письмо, вся побелела, перекосилась и давай рвать конверт, по самой марке. А она вынула письмо, стала читать, и, пока читала, все садилась и не могла сесть на стул. Платок у нее съехал с головы, упал на пол. Потом мать ударила по столу кулаками и головой и давай перекатывать голову туда-сюда. Гарусов испугался, даже реветь перестал. Он тронул ее за локоть и окликнул.

Она ничего, как глухая. Тогда он сказал про марку. Мать рассердилась, подскочила, порвала письмо, конверт и марку на мелкие клочья, бросила все это на пол и ногой затоптала. Потом, не глядя на Гарусова, покрылась платком по самые брови, завязала его крест-накрест через обе щеки, взяла метлу и пошла во двор.

Этот день Гарусов запомнил потому, что с тех пор стало у них все по-другому. Мать не плакала, не дралась, но совсем перестала его замечать. Обед на стол поставит и не посмотрит ел ли? Гарусов обижался и тоже молчал. С тетей Шурой управдомшей она небось не молчала, очень даже разговаривала.

По вечерам, когда они думали, что Гарусов спит. А он и не спал, все слышал. Из этих разговоров Гарусов понял, что отец его паразит, на местной расписался, а значит, не приедет за своим тулупом и не возьмет его с матерью в новую жизнь. И еще мать говорила: Кто меня возьмет с довеском? С этого же времени стала мать приходить домой пьяная — не каждый день, а раза два в неделю. Придет, глаза стеклянные, как у козы, подопрется локтями и давай петь.

Пела она тонко, грустно и зло; Гарусов слушал, точно нитку разматывал. Приходила тетя Шура управдомша: Гарусов слушал и чувствовал себя виноватым, что он не дает матери жить, только не знал, как это исправить. А тут вскорости и война пришла. Гарусов не очень понимал, что это такое — война. Сначала только изменились ребячьи игры: Потом пошло затемнение, окна заклеили бумажными крестами.

Гарусов тоже клеил в дворницкой: На лестницах появились бочки с песком, чтобы тушить зажигательные бомбы. Песок растаскивали ребята, мать на них сердилась и гоняла от бочек, а Гарусов ей помогал: Матери выдали противогаз и брезентовые рукавицы, чтобы тушить зажигалки.

Гарусов тоже примерял рукавицы — ему были велики. Это было сначала, а потом обрушилось как-то сразу все: Прямо вместе так они и пришли, парочкой: Гарусов мало жил и еще меньше помнил. Он не знал, какой должна быть нормальная жизнь. Каждую перемену он воспринимал как должное и сразу в нее врастал. Скоро он до того укрепился в блокаде, будто ничего другого никогда не.

«Знакомые люди» читать бесплатно онлайн книгу автора И. Грекова в электронной библиотеке MyBook

Все это было от века: И все же голодать ему было трудно: Дни и ночи он разговаривал со своим беспокойным телом. Мать со времени войны больше стала жалеть Гарусова, понимала, как ему трудно. Она уж и так отрывала ему половину своего пайка, а больше отрывать не могла: Метла — значит, рабочая карточка. Еще хуже голода был холод.

Голод был только внутри, а холод — и внутри, и снаружи.

Рецензии и отзывы на книгу "Знакомые люди" И. Грекова

Чурок для топки не. Топили чем попало, больше мусором, он совсем не давал тепла. По утрам мать разжигала примус, ставила его на окно. Гарусов лежал под своим тулупом, который за ночь у рта обрастал инеем, и смотрел, как от огня начинали плакать и таять на стеклах толстые наледи. Холод был огромен и занимал весь мир, а огонь примуса был маленьким и ненадежным.

В эту блокадную зиму Гарусов так был занят своим голодом и холодом, что почти не заметил, как в дворницкую попала бомба.

Они с матерью пришли из убежища. Оказалось, что зажигалка пробила потолок, упала на кровать, сожгла одеяло и сама собой потухла.

Спасибо, тулуп не сгорел. Мать по одеялу не плакала, шевелила сухими пальцами около рта. Гарусов был равнодушен, сидел на стуле, и на него шел снег. Прибежала тетя Шура управдомша, ахать не стала, поглядела на потолок, сказала: Пошли искать квартиру, и Гарусов с. Квартиры были все как одна — без стекол, в густом инее, с холмиками снега по углам. В одной из них посреди пола лежала мертвая кукла — наверно, погибла при бомбежке.

Гарусов куклу пожалел и выбрал для себя с матерью эту квартиру. Переехали вместе с печкой. Трубу вывели в форточку, окна забили фанерой и стали жить. В новой квартире было еще холоднее, чем в дворницкой,— ветер из незанятых комнат ходил но ногам. Прежний хозяин квартиры, говорила тетя Шура, очень интеллигентный был, пока не помер.

В мирное время каждый день новую книгу покупал. От книг огонь был яркий и шумный, но не горячий, бел углей. На один чайник уходила почти целая полка. После топки оставался черный слоистый пепел. Хлеб они получали пораньше, с утра и тут же его съедали. Днем терпели, варили суп из кипятка с перцем и солью. Когда по карточкам давали сахар или конфеты, у матери с Гарусовым был праздник.

Книг было еще много, а на будущее они не загадывали. Спички кололи — каждую на четыре части. В общем, ничего, жили. Только Гарусов осип и почти перестал разговаривать, и мать тоже больше молчала, только шевелила пальцами у губ — такая у нее стала привычка. Иногда заходила к ним тетя Шура управдомша. Та совсем высохла, отеков у нее не было, ходила она легко и прямо, в штанах и ватнике на солдата стала похожа, танкиста. Лицо черное, а веселое. Гарусов любил, когда она приходила.

Тетя Шура садилась на стул посреди комнаты, расставив прямые ноги в валенках и толстых ваточных штанах, и закуривала. Веселый голубой дымок вился над самокруткой и как будто согревал комнату.

А главное, о себе поменьше думай. Сейчас каждый не о себе должен думать, а о государстве. Он тоже думал о государстве. Помру я — что с ним будет?

И.Грекова. "Маленький Гарусов"

Многие помирают, не ты первая, не ты последняя. И парня твоего не бросят люди, спасут. Жива буду — я спасу, помру — другой спасет. Так что, Настя, не переживай, порхай чижиком! А сейчас чего легла? Встань, чайник согрей, чаем меня напои по-хорошему. Гостья я у тебя, понимаешь? А и лучше, говорят, от чаю цвет лица портится. То ли дело — кипяточек, да с хлебцем, да с сахаром Хлеб всегда в доме должен быть, для гостя, если зайдет. Ну ладно, свой принесу, а ты вставай, не разлеживайся.

Мать, вздыхая, разжигала печку, ставила чайник, и скоро он начинал щебетать. А тетя Шура возвращалась и впрямь со своим хлебом и сахаром. Хлеба — кусочек, как спичечная коробка, а сахару совсем немножко, с чайную ложечку, в газетном фунтике. Хлеб делили на троих, всем поровну, а сахару мать с тетей Шурой только клюнут самую крошечку, почти все доставалось Гарусову.

Он закрывал глаза и дочиста вылизывал фунтик — вылижет, а потом еще обсосет: Один раз Гарусову посчастливилось: Мать сварила из нее настоящий суп, и был у них пир, и тетю Шуру пригласили, и все наелись. Гарусов и не знал, как это вкусно — вороний суп. И мать была довольна, сказала Гарусову: Давно она этого не делала.

Гарусов погрузил туда лицо, и сердце у него зашлось от любви. На другой день он сделал рогатку и пошел на охоту, чтобы убить много ворон. Но больше ни одна ему не попадалась.

А мать становилась все желтее, и ноги у нее — все толще. Ходила она на них, как на мешках.

ирина грекова знакомые люди читать

Да и ходила-то мало, больше лежала. Один раз даже для тети Шуры не встала, чайник поставить. Мать, как всегда, пошла за хлебом, но очень долго не возвращалась. Он ждал-ждал, терпел-терпел и решил встать.

Гарусов сам затопил печку: Когда ходил за книгами, испугался, что их осталось уже. Печка горела бойко, светлые пятна и темные тени прыгали по стене, но Гарусову все было холодно. Матери не было, а желудок просил привычной утренней порции хлеба. К тому же он захотел пить, но воды в ведре не оказалось, только брякнула ручка.

Темные тени казались воронами, от них делалось страшно. Гарусов решил пойти за матерью в булочную. Он обмотал голову поверх шапки старым платком голова всего больше зябнетзапер дверь на задвижку снаружи и вышел. Был уже вечер, небо синее, снег тоже, мороз не особенный, можно терпеть. Булочная была закрыта, очереди возле нее не. Он сунулся в два-три подъезда, там были темно и никакой матери.

Гарусов заплакал и побежал обратно. Бежал он очень медленно, но сердце билось, будто бежал. Одна нога в худом валенке у него застыла, и он бежал и топал, топал и плакал. Дома было темно, печка погасла, матери не. Он пошел ее искать к тете Шуре управдомше, но и там никого не было - одна запертая дверь.

Он вернулся к себе, ждал мать целую ночь и целую ночь топил печку, сжег все книги до последней, но так и не согрелся. Черным пепел кучами лез из печки и шелестел на полу. Когда последняя книга сгорела, Гарусов снова пошел на поиски. Платка в темноте он не мог отыскать, вышел так, без платка. На улице было уже светло, наверно, было утро, а может быть, уже день.

Косо летел мелкий снег. Булочная была открыта, у дверей стояла очередь. Гарусов пошел вдоль очереди. Верно, уносит его, чтобы съесть самой, не делиться. Гарусов загорелся огнем, бросился за матерью, очень трудно было бежать, но он догнал. Оказалось, что это совсем не мать, а чужая женщина, с длинными от голода, высунувшимися изо рта зубами. Она остановилась и спросила: Гарусов отстал от нее, пошел один и заблудился.

Дома все были какие-то не те, и бочки не. Он ткнулся туда-сюда, как потерявшаяся собака, и пошел наугад. Шел-шел и дошел до набережной. Что такое набережная, Гарусов. Где набережная, там вода, а он хотел пить.

ирина грекова знакомые люди читать

За толстыми каменными перилами лежали большие плоские льды, неровно припорошенные снегом. Он помнил, что за водой надо спускаться вниз по ступеням. И в самом деле, ступени вели вниз, и на них стояла очередь из стариков и старух. В проруби качалась черная, маслянистая, тяжелая вода. Люди спускались к ней и черпали воду чайниками, ведрами и бидонами. Глядя на воду, он еще больше захотел пить, и какая-то молодая бабушка дала ему напиться из обмерзшего, бородатого чайника.

Вода заболталась у него в пустом животе, он шел и ёкал селезенкой, как усталая лошадь. Тем временем стемнело, на горизонте в разных местах занялись зарева. Выстрелов он не боялся, его смущало, что от него надает не одна, а две тени, и обе — голубые. Он обернулся, увидел позади себя еще одну тень, испугался и побежал, припадая на онемевшую ногу, медленно, но задыхаясь.

Бежал он долго, пока совсем не устал. Гарусов то шел, то опять бежал, или ему казалось, что бежал, по какой-то странной улице без домов, где стояли одни заборы, сплошь покрытые белым бархатом. Когда шел, он тихо кричал: Улице не было конца. Гарусов выбился из сил и прикорнул в снегу под одним из бархатных заборов. Ноги у него были уже горячие, и скоро он согрелся. Его начало крутить и укачивать. Он заснул и видел во сне, как вокруг него летает множество ворон, а он за ними гоняется, но ни одной не может поймать.

Мать тут же, она просит поймать ворону, а он, Гарусов, не может и плачет. А тут еще вороны бросаются на него целыми толпами, кричат на него и рвут ему уши. Он проснулся и увидел, что ворон нет, а мать в ватнике сидит рядом, кричит на него и трет ему уши чем-то горячим. Она была большая от ватника, на голове — незавязанная ушанка, и одно ухо торчало вверх, как у щенка. Женщина была молодая, моложе матери.

Описание книги "Знакомые люди" Описание и краткое содержание "Знакомые люди" читать бесплатно онлайн. Грековой поместился весь XX век — его прожили, отлюбили и отстрадали ее герои. Творчество писательницы вошло в золотой фонд советской литературы.

Все это именно так и. Автор позволил себе только изменить некоторые собственные имена и додумать кое-какие мысли, вложенные им в сознание одного из персонажей. Нельзя поручиться, что персонаж в точности так думал, но что-то похожее думал наверное. Несколько лет назад мой знакомый, инженер Юрий Сергеевич М.

Путешествие проходило не без. Сколько было съедено чебуреков, персиков, мороженого! Сколько раз было схожено в кино, езжено на катере! Впрочем, отпуск все равно подходил к концу, пора было уезжать домой, в Москву. Но случилось так, что накануне отъезда у Юрия видимо, в автобусе вытащили из кармана бумажник, в котором были почти все деньги, а главное билеты на самолет.

Он оказался в сложном положении: По карманам он нашарил какую-то мелочь, сущие пустяки. Сережа был в восторге: Решил ехать на аэродром, чтобы восстановить хотя бы билеты, номера которых он.

ирина грекова знакомые люди читать